«Информационное агентство»

    «ОСАГО находится в состоянии жесткого кризиса» - «Интервью»


    «ОСАГО находится в состоянии жесткого кризиса» - «Интервью»

    Где находится точка равновесия на рынке ОСАГО, что позволит страховщикам сокращать расходы и куда уйдут клиенты страховых компаний через пять лет?

    — Чистая прибыль «Ингосстраха» по РСБУ за девять месяцев текущего года оказалась в полтора раза меньше, чем за аналогичный период прошлого года. С чем это связано и ожидаете ли вы ухудшения результатов в целом за 2017 год?

    — У нас все под контролем, мы не отходим от тех стратегических целей, которые поставили на 2022 год. Результат по прибыли в целом за год также будет хуже 2016-го — исключительно из-за ОСАГО. Прогноз по этому показателю на 2018 год еще скромнее, чем мы ожидаем по итогам нынешнего года. У нас пессимистично-осторожный бюджет — мы исходим из того, что на рынке ничего кардинально оптимистичного не произойдет. Будем сокращать расходы, ничего другого не остается. Мне это принципиально не нравится, конечно, хочется положительной динамики, но ситуация сегодня такая. Мы нашли точку оптимума. Если на рынке ничего принципиально не изменится, мы в ней и останемся.

    — За счет чего будете сокращать расходы?

    — Цифровизация позволит сократить расходы, в частности, за счет безбумажного документооборота и снижения расходов в бэк-офисе. Мы сейчас внедряем производственную систему «Ингосстраха», которая позволяет устранить мелкие проблемы, которые есть на рабочем месте у каждого сотрудника. Один из инструментов в рамках этой системы называется Gemba — каждый руководитель выходит, скажем, на один день на рабочее место сотрудника, напрямую на производство, чтобы вместе понаблюдать за процессами, понять, что там не так. Недавно, например, я выходил в департамент, обслуживающий бизнес, и очень обрадовался, что больше нет кучи бумажных документов, как раньше. В прошлый раз, когда я там был, наблюдал, как бумажные полисы беспрерывно завозили тележками, офисы были заставлены шкафами, где вся эта бумага хранилась. Сейчас ни одной бумажки нет. Проверка пока что еще все равно требуется, но теперь у людей два экрана: один с нашей системой АИС, второй со сканом документов клиента или бумажных полисов. Это, конечно, снижает расходы.

    — Расходы снижаются и при росте прямых продаж через Интернет? Сколько сейчас приходится на онлайн-продажи и каковы перспективы этого канала?

    — Пока это, к сожалению, всего лишь проценты, но мы постоянно выводим все новые и новые продукты на наш сайт. Одна из задач сейчас — договориться насчет терминологии: многие страховые компании показывают как онлайн и те договоры, где просто заявка на полис пришла онлайн, а полис уже привез сотрудник компании. Считать ли это онлайн-продажей — вопрос. У нас в розничном бизнесе онлайн-продажи составляют около 12% от общего количества заключенных договоров. В объеме премий по итогам девяти месяцев 2017 года на онлайн-продажи приходится 7%. Я верю, что через пять лет треть продаж будет происходить в чистом онлайне — когда клиент сам все сделал на сайте. Мы сейчас планируем, в какие проекты будем инвестировать в следующем году, и 80% планов связано с цифровыми технологиями.

    — Как вы считаете, смогут ли посредники (например, сайты-агрегаторы типа Банки.ру), если их таки допустят к онлайн-продажам, вывести этот канал на качественно иной уровень? Нужно ли это делать? Можно ли?

    — Я считаю, что можно допускать, ничего страшного в этом нет. Мы верим в развитие цифровых технологий во всех каналах продаж: и в онлайн в чистом виде через сайт, и во всех тех каналах, где присутствуют посредники. Мы идем от потребностей человека: всегда будут клиенты, которые хотят видеть живого агента перед собой; всегда будут клиенты, которым удобно купить, скажем, каско вместе с автомобилем у брокера прямо в салоне. И всегда будут те, кому удобнее сравнить цены через агрегатор или зайти на сайт любимой страховой компании и там купить какой-то продукт. Я сам всегда смотрю продукт сначала онлайн. Предпочтения клиентов будут меняться, все больше людей будут уходить в онлайн, но всегда кто-то останется в офлайне.

    — Есть ли взаимопонимание с ЦБ по инициативам, которые могли бы улучшить ситуацию на рынке ОСАГО в целом?

    — Банк России не всесилен, к сожалению, они не все могут реализовать, что нам всем хотелось бы. Им сейчас тоже непросто. Они недавно из просто мегарегулятора превратились еще и во владельца одной из крупнейших российских страховых компаний — «Росгосстраха». Но диалог есть, он оптимистичен, надеемся, за ближайшие два-три года мы придем полностью к либерализации. Она должна постепенно вводиться, первые шаги должны быть реализованы в начале следующего года.

    Сейчас самое главное, чтобы никто никаких резких движений не делал. Проблемы ОСАГО накапливались постепенно, но многие из них брал на себя «Росгосстрах». Посмотрите на их финансовые результаты и в прошлом году, и в этом. Сейчас «Росгосстрах» активно снизил долю на рынке ОСАГО. Понятно, что его доля вместе с проблемами распространилась на других игроков на рынке. Я не завидую тем, кто не в первой пятерке по финансовой устойчивости. Мелкие и средние компании, которые получают долю через единого агента и «е-Гарант», на мой взгляд, находятся сейчас в очень сложном положении. Я не очень верю в их финансовую устойчивость. Мне кажется, рано или поздно они будут уходить с рынка. Средняя убыточность на рынке более 100% — долгосрочно так не может ни один рынок работать.

    — Как известно, у нынешнего руководителя «Росгосстраха» истекает контракт. Кто, по вашему мнению, сейчас может возглавить компанию?

    — Если честно, я об этом не знаю. Наоборот, нам недавно представили нового руководителя этой компании. Если это действительно будет происходить (смена руководства «Росгосстраха». — Прим. Банки.ру), думаю, логично взять человека со страхового рынка. Есть очень успешные примеры, когда люди с другого рынка становились генеральными или финансовыми директорами, но это занимает время, а у них («Росгосстраха». — Прим. Банки.ру) и год назад этого времени не было, а уж теперь точно совершенно нет. Нужно срочно что-то делать, потому что по косвенным признакам мы видим, что там ничего хорошего не происходит. Ситуация в компании и раньше оказывала негативное влияние на рынок. Сейчас это влияние другое, но оно осталось.

    — ЦБ недавно сказал, что принятие системы «e-ОСАГО Гарант» лишь первый шаг в плане передачи функций продажи е-ОСАГО профессиональному союзу. Не противоречит ли это идее либерализации?

    — Речь идет о том, что, если не получится с либерализацией, регулятору придется создавать какую-то государственную компанию. Это можно и через «Росгосстрах» сделать, и через Российскую национальную перестраховочную компанию. Точно так же это можно сделать и через Российский союз автостраховщиков. Конечно же, это противоречит идее либерализации. Это, наоборот, огосударствление отрасли, против которого мы все выступаем.

    — Закон по расширению условий применения европротокола, по вашему мнению, улучшит ситуацию на рынке или ухудшит?

    — ОСАГО находится в состоянии жесткого кризиса. Если у нас не будет позитивных изменений, ничем хорошим это не закончится. Если будут негативные изменения, то еще быстрее все плохо закончится. Увеличение европротокола с пятидесяти до ста тысяч, очевидно, будет для нас очень жестким ухудшением. С точки зрения потребителя, с точки зрения правительства это правильно, это должно быть сделано. И как гражданин я двумя руками «за». Но это должно быть связано с положительными изменениями на рынке. Если это будет увязано с либерализацией, то все будет нормально. Если в отрыве от процесса либерализации — это дополнительный ухудшающий фактор.

    — Минфин уже готовит законопроект, вводящий понижающие коэффициенты, если применяется телематика. Это реально использовать для селекции клиентов и дифференциации тарифа? Или пока это только мечты?

    — Мы в «Ингосстрахе» занимаемся телематикой уже лет десять. Сказать, что она активно развивается, не могу. Пока это тысячи штук — пилотные проекты, на большом портфеле это значимого влияния не оказывает. Мы сейчас сделали рестарт этих программ, надеемся, что этот бизнес будет развиваться чуть активнее. Если тарифное решение оставят за страховщиком, тогда да, если нам будут в очередной раз навязывать тарифные решения — это тоже ни к чему хорошему не приведет.

    — Как вы относитесь к внесенному в Госдуму законопроекту о санации страховщиков?

    — Мы надеемся, что нас это не должно касаться: у «Ингосстраха» нет признаков, которые сигнализируют о таких проблемах, которые потенциально вели бы к санации. Но вообще законопроект достаточно жесткий. Посмотрим, что будет на выходе: у нас законотворческая деятельность такая, что проекты одни, а законы потом другие совсем. Не всегда хорошие намерения, которые закладываются на входе, оказываются реализованы на выходе.

    — В документе четко видно стремление Центробанка входить в коммерческую деятельность страховых компаний практически не любом этапе...

    — На наш взгляд, это категорически неправильно. Да и Минфин, как мне кажется, четко говорит о том, что владение ЦБ коммерческими компаниями (если это не Сбербанк) должно быть ограничено периодом санации. А дальше — обратно, в рынок. Вопрос, как это будет реализовано на практике.

    Беседовала Ольга КУЧЕРОВА,







Лента Новостей
Смотреть все   «Все Новости Банков»

Курс валют ЦБ РФ31.08.2015
USD Курс Доллара00.00000.000
EURКурс Евро00.00000.000
GBPКурс Фунта00.00000.000
BYRКурс белорусского рубля00.00000.000
UAHКурс гривны00.00000.000
BrentНефть00.00000.000
Конвертер валют
Центрального банка РФ
RUBКурс валют
USDКурс валют
EURКурс валют
GBPКурс валют
BYRКурс валют
UAHКурс валют

Фото новости

Новости Банков Сегодня
«Московский Индустриальный Банк»  «Мособлбанк»  «Банк Санкт-Петербург»  «Промсвязьбанк»  «Новикомбанк»  «СМП Банк»  «Внешпромбанк»  «Банк Югра»  «Банк ГЛОБЭКС»  «Совкомбанк»  «ТРАСТ»  «Газпромбанк»  «Московский кредитный банк»  «Абсолют Банк»  «Банк Возрождение»  АО «Кредит Европа Банк»  «Татфондбанк»  «Российский Капитал»  «Национальный Клиринговый Центр»  «ФК Открытие»  «Запсибкомбанк»  «РосЕвроБанк»  «Пресс-служба ВТБ24»  «Автоградбанк»  «Промрегионбанк» 


«ОСАГО находится в состоянии жесткого кризиса» - «Интервью»


«ОСАГО находится в состоянии жесткого кризиса» - «Интервью»

Где находится точка равновесия на рынке ОСАГО, что позволит страховщикам сокращать расходы и куда уйдут клиенты страховых компаний через пять лет?

— Чистая прибыль «Ингосстраха» по РСБУ за девять месяцев текущего года оказалась в полтора раза меньше, чем за аналогичный период прошлого года. С чем это связано и ожидаете ли вы ухудшения результатов в целом за 2017 год?

— У нас все под контролем, мы не отходим от тех стратегических целей, которые поставили на 2022 год. Результат по прибыли в целом за год также будет хуже 2016-го — исключительно из-за ОСАГО. Прогноз по этому показателю на 2018 год еще скромнее, чем мы ожидаем по итогам нынешнего года. У нас пессимистично-осторожный бюджет — мы исходим из того, что на рынке ничего кардинально оптимистичного не произойдет. Будем сокращать расходы, ничего другого не остается. Мне это принципиально не нравится, конечно, хочется положительной динамики, но ситуация сегодня такая. Мы нашли точку оптимума. Если на рынке ничего принципиально не изменится, мы в ней и останемся.

— За счет чего будете сокращать расходы?

— Цифровизация позволит сократить расходы, в частности, за счет безбумажного документооборота и снижения расходов в бэк-офисе. Мы сейчас внедряем производственную систему «Ингосстраха», которая позволяет устранить мелкие проблемы, которые есть на рабочем месте у каждого сотрудника. Один из инструментов в рамках этой системы называется Gemba — каждый руководитель выходит, скажем, на один день на рабочее место сотрудника, напрямую на производство, чтобы вместе понаблюдать за процессами, понять, что там не так. Недавно, например, я выходил в департамент, обслуживающий бизнес, и очень обрадовался, что больше нет кучи бумажных документов, как раньше. В прошлый раз, когда я там был, наблюдал, как бумажные полисы беспрерывно завозили тележками, офисы были заставлены шкафами, где вся эта бумага хранилась. Сейчас ни одной бумажки нет. Проверка пока что еще все равно требуется, но теперь у людей два экрана: один с нашей системой АИС, второй со сканом документов клиента или бумажных полисов. Это, конечно, снижает расходы.

— Расходы снижаются и при росте прямых продаж через Интернет? Сколько сейчас приходится на онлайн-продажи и каковы перспективы этого канала?

— Пока это, к сожалению, всего лишь проценты, но мы постоянно выводим все новые и новые продукты на наш сайт. Одна из задач сейчас — договориться насчет терминологии: многие страховые компании показывают как онлайн и те договоры, где просто заявка на полис пришла онлайн, а полис уже привез сотрудник компании. Считать ли это онлайн-продажей — вопрос. У нас в розничном бизнесе онлайн-продажи составляют около 12% от общего количества заключенных договоров. В объеме премий по итогам девяти месяцев 2017 года на онлайн-продажи приходится 7%. Я верю, что через пять лет треть продаж будет происходить в чистом онлайне — когда клиент сам все сделал на сайте. Мы сейчас планируем, в какие проекты будем инвестировать в следующем году, и 80% планов связано с цифровыми технологиями.

— Как вы считаете, смогут ли посредники (например, сайты-агрегаторы типа Банки.ру), если их таки допустят к онлайн-продажам, вывести этот канал на качественно иной уровень? Нужно ли это делать? Можно ли?

— Я считаю, что можно допускать, ничего страшного в этом нет. Мы верим в развитие цифровых технологий во всех каналах продаж: и в онлайн в чистом виде через сайт, и во всех тех каналах, где присутствуют посредники. Мы идем от потребностей человека: всегда будут клиенты, которые хотят видеть живого агента перед собой; всегда будут клиенты, которым удобно купить, скажем, каско вместе с автомобилем у брокера прямо в салоне. И всегда будут те, кому удобнее сравнить цены через агрегатор или зайти на сайт любимой страховой компании и там купить какой-то продукт. Я сам всегда смотрю продукт сначала онлайн. Предпочтения клиентов будут меняться, все больше людей будут уходить в онлайн, но всегда кто-то останется в офлайне.

— Есть ли взаимопонимание с ЦБ по инициативам, которые могли бы улучшить ситуацию на рынке ОСАГО в целом?

— Банк России не всесилен, к сожалению, они не все могут реализовать, что нам всем хотелось бы. Им сейчас тоже непросто. Они недавно из просто мегарегулятора превратились еще и во владельца одной из крупнейших российских страховых компаний — «Росгосстраха». Но диалог есть, он оптимистичен, надеемся, за ближайшие два-три года мы придем полностью к либерализации. Она должна постепенно вводиться, первые шаги должны быть реализованы в начале следующего года.

Сейчас самое главное, чтобы никто никаких резких движений не делал. Проблемы ОСАГО накапливались постепенно, но многие из них брал на себя «Росгосстрах». Посмотрите на их финансовые результаты и в прошлом году, и в этом. Сейчас «Росгосстрах» активно снизил долю на рынке ОСАГО. Понятно, что его доля вместе с проблемами распространилась на других игроков на рынке. Я не завидую тем, кто не в первой пятерке по финансовой устойчивости. Мелкие и средние компании, которые получают долю через единого агента и «е-Гарант», на мой взгляд, находятся сейчас в очень сложном положении. Я не очень верю в их финансовую устойчивость. Мне кажется, рано или поздно они будут уходить с рынка. Средняя убыточность на рынке более 100% — долгосрочно так не может ни один рынок работать.

— Как известно, у нынешнего руководителя «Росгосстраха» истекает контракт. Кто, по вашему мнению, сейчас может возглавить компанию?

— Если честно, я об этом не знаю. Наоборот, нам недавно представили нового руководителя этой компании. Если это действительно будет происходить (смена руководства «Росгосстраха». — Прим. Банки.ру), думаю, логично взять человека со страхового рынка. Есть очень успешные примеры, когда люди с другого рынка становились генеральными или финансовыми директорами, но это занимает время, а у них («Росгосстраха». — Прим. Банки.ру) и год назад этого времени не было, а уж теперь точно совершенно нет. Нужно срочно что-то делать, потому что по косвенным признакам мы видим, что там ничего хорошего не происходит. Ситуация в компании и раньше оказывала негативное влияние на рынок. Сейчас это влияние другое, но оно осталось.

— ЦБ недавно сказал, что принятие системы «e-ОСАГО Гарант» лишь первый шаг в плане передачи функций продажи е-ОСАГО профессиональному союзу. Не противоречит ли это идее либерализации?

— Речь идет о том, что, если не получится с либерализацией, регулятору придется создавать какую-то государственную компанию. Это можно и через «Росгосстрах» сделать, и через Российскую национальную перестраховочную компанию. Точно так же это можно сделать и через Российский союз автостраховщиков. Конечно же, это противоречит идее либерализации. Это, наоборот, огосударствление отрасли, против которого мы все выступаем.

— Закон по расширению условий применения европротокола, по вашему мнению, улучшит ситуацию на рынке или ухудшит?

— ОСАГО находится в состоянии жесткого кризиса. Если у нас не будет позитивных изменений, ничем хорошим это не закончится. Если будут негативные изменения, то еще быстрее все плохо закончится. Увеличение европротокола с пятидесяти до ста тысяч, очевидно, будет для нас очень жестким ухудшением. С точки зрения потребителя, с точки зрения правительства это правильно, это должно быть сделано. И как гражданин я двумя руками «за». Но это должно быть связано с положительными изменениями на рынке. Если это будет увязано с либерализацией, то все будет нормально. Если в отрыве от процесса либерализации — это дополнительный ухудшающий фактор.

— Минфин уже готовит законопроект, вводящий понижающие коэффициенты, если применяется телематика. Это реально использовать для селекции клиентов и дифференциации тарифа? Или пока это только мечты?

— Мы в «Ингосстрахе» занимаемся телематикой уже лет десять. Сказать, что она активно развивается, не могу. Пока это тысячи штук — пилотные проекты, на большом портфеле это значимого влияния не оказывает. Мы сейчас сделали рестарт этих программ, надеемся, что этот бизнес будет развиваться чуть активнее. Если тарифное решение оставят за страховщиком, тогда да, если нам будут в очередной раз навязывать тарифные решения — это тоже ни к чему хорошему не приведет.

— Как вы относитесь к внесенному в Госдуму законопроекту о санации страховщиков?

— Мы надеемся, что нас это не должно касаться: у «Ингосстраха» нет признаков, которые сигнализируют о таких проблемах, которые потенциально вели бы к санации. Но вообще законопроект достаточно жесткий. Посмотрим, что будет на выходе: у нас законотворческая деятельность такая, что проекты одни, а законы потом другие совсем. Не всегда хорошие намерения, которые закладываются на входе, оказываются реализованы на выходе.

— В документе четко видно стремление Центробанка входить в коммерческую деятельность страховых компаний практически не любом этапе...

— На наш взгляд, это категорически неправильно. Да и Минфин, как мне кажется, четко говорит о том, что владение ЦБ коммерческими компаниями (если это не Сбербанк) должно быть ограничено периодом санации. А дальше — обратно, в рынок. Вопрос, как это будет реализовано на практике.

Беседовала Ольга КУЧЕРОВА,