Интервью

«Многие, кто переводит пенсию, не осознают всех последствий» - «Интервью»

«Многие, кто переводит пенсию, не осознают всех последствий» - «Интервью»

Кирилл Пронин
директор департамента коллективных инвестиций и доверительного управления ЦБ РФ


Директор департамента коллективных инвестиций и доверительного управления ЦБ РФ Кирилл Пронин рассказал Банки.ру, как регулятор планирует оценивать эффективность инвестиций НПФ и во что они смогут вкладывать деньги клиентов.

«Фонды заинтересованы в том, чтобы заработать доход»


— У граждан масса претензий к тому, сколько зарабатывают негосударственные пенсионные фонды. В том числе есть мнение, что низкая доходность от инвестирования пенсионных средств связана с жесткой политикой ЦБ. Именно поэтому НПФ много размещают средств в ОФЗ, где не самые лучшие ставки.


— А какая основная цель у НПФ — сберечь или заработать? Ведь чем выше доходность, тем больше риски. Так устроен финансовый рынок. По закону НПФ обязаны обеспечить сохранность пенсионных сбережений. Поэтому мы плавно меняем регулирование. Повысили требования к инвестированию пенсионных накоплений, в том числе снизили лимит концентрации на активы группы связанных лиц, на акции одного эмитента. С другой стороны, были созданы дополнительные условия для инвестирования пенсионных накоплений в концессионные облигации, а также в акции при осуществлении IPO, усовершенствованы требования к порядку совершения сделок с облигациями.


— А почему концентрация — это плохо? Все же зависит от качества эмитента.


— Да, возможно, бумаги компании или банка имеют высокий рейтинг и торгуются в первом списке биржи. Но они все равно подвержены рыночному и кредитному риску. И если у фонда значительная часть активов находится в акциях и облигациях одной компании, то любая просадка на рынке или значимое кредитное событие сразу же окажет негативное влияние на пенсионный портфель. И поэтому регулятор выступает за диверсификацию вложений НПФ. Здесь есть еще куда двигаться.


Мы знаем, что в наш адрес много упреков, что политика ЦБ способствует тому, чтобы фонды наращивали долю облигаций, уходили в ОФЗ. Но если вы посмотрите на результаты инвестирования в первом квартале этого года, то увидите, что фонды показали неплохой результат: в среднем доходность пенсионных накоплений составила 9%. Причем она выше, чем по портфелям пенсионных резервов, где в настоящее время более широкие возможности для инвестирования.


Это хороший повод задуматься. Видимо, дело не в возможностях, а в оценке рисков. Поэтому сейчас мы готовим изменения в правила инвестирования пенсионных резервов, где будут введены более жесткие требования к качеству ценных бумаг, в том числе к рейтингу облигаций, требования по максимальной концентрации активов на группу связанных лиц, новые правила совершения сделок. Надеемся, что эти изменения будут способствовать улучшению качества портфелей пенсионных резервов и повышению их доходности.


— То есть пенсионные фонды еще больше будут вкладывать в ОФЗ?


— Почему обязательно в ОФЗ? Фонды активно вкладывались в госбумаги, потому что спред между их доходностью и доходностью корпоративных долговых бумаг был минимальным. А риски — разные. Как только этот спред начал расти и доходность корпоративных бумаг стала более высокой, их доля в портфелях НПФ начала увеличиваться. Получается, что фонды заинтересованы в том, чтобы заработать доход, а не просто пройти стресс-тестирование или соответствовать регуляторным требованиям к составу и структуре активов. И как только они видят, что плата за риск стала приемлемой, начинают менять бумаги в портфелях.


Проблема еще и в том, что вплоть до конца прошлого года у НПФ не было возможности не переоценивать по рыночной стоимости облигации, которые они удерживают до погашения. Теперь они могут это делать. Это позволит фондам покупать длинные бумаги, удерживать их до погашения и не учитывать краткосрочные рыночные колебания цен в результатах инвестирования.


— Как все эти ужесточения согласуются с тем, что НПФ позволят инвестировать без участия управляющих компаний?


— Такая возможность в настоящее время обсуждается для размещения пенсионных резервов.


В прошлом году для НПФ была введена фидуциарная ответственность за результаты инвестирования. Это означает, что фонд отвечает своим капиталом за убытки, причиненные клиентам, если окажется, что он приобретал бумаги не на лучших условиях.


Ответственность НПФ перед клиентами кратно возрастает. Поэтому мы полагаем, что можно дать право фондам инвестировать пенсионные резервы самостоятельно. Это повысит уровень конкуренции и в перспективе может повысить доходность портфелей, в том числе за счет снижения расходов на комиссии управляющих. Вместе с тем право работы с управляющей компанией у фонда сохраняется. Мы исходим из того, что с какими-то несложными инвестиционными стратегиями фонд может справиться сам, если же речь идет о каких-то продвинутых стратегиях, то показано привлечение управляющих компаний с их компетенциями.

«Мы планируем разрешить фондам инвестировать пенсионные резервы в коммерческую недвижимость»


— Это в перспективе… А пока фонды, которые получили убытки, не стесняются брать огромные комиссии со своих клиентов. Давайте вспомним итоги 2018 года?


— Вопрос с введением management fee сложный. Наша цель была в том, чтобы стимулировать НПФ вкладывать в более долгосрочные инструменты. Потому что если размер вознаграждения привязан исключительно к результатам инвестирования за год, то фонды будут стараться покупать инструменты, которые покажут высокую доходность по итогам года. То есть получить выгоду здесь и сейчас, даже если для клиента более выгодны вложения в иные, более долгосрочные инструменты (с учетом природы пенсионных обязательств). Закон приняли в марте 2018 года, в связи с чем делать выводы о его влиянии на инвестиционные стратегии фондов преждевременно.


Но, думаю, по итогам этого года мы уже оценим, какую комиссию берут с клиентов конкретные фонды и соотношение размера комиссий и результатов управления пенсионными средствами. Также посмотрим на дюрацию портфелей НПФ. В том числе, конечно, обратим внимание и на то, что происходило в прошлом году.


— А может быть, отменить отчисления в резервы или снизить норматив? Вам поступали такие предложения от НПФ?


— Да, мы получали такие предложения от участников рынка. По логике снижение отчислений в РОПС (резерв по обязательному пенсионному страхованию. — Прим. ред.) должно положительно сказаться на результативности управления пенсионными накоплениями. Но это сложный вопрос, потому что отмена или снижение резервирования затронет так или иначе систему отчислений в гарантийный фонд АСВ. Вопрос требует проработки.


— Рассматривает ли ЦБ возможность дать право НПФ инвестировать в какие-то новые инструменты? Многие участники жалуются, что выбор разрешенных очень узкий.


— Да, обсуждается несколько изменений. Мы планируем разрешить фондам инвестировать пенсионные резервы в коммерческую недвижимость, а также в инструменты прямых инвестиций, инвестиционные товарищества. Но в пределах 10-процентного рискового портфеля.


— А иностранные акции?


— Их уже можно приобретать, если речь о пенсионных резервах. При этом мы планируем уточнить требования к инвестированию, ограничив их перечнем акций, входящих в закрытый список основных иностранных фондовых индексов. А что касается накоплений, то ограничения по инвестированию в иностранные активы установлены на уровне федерального закона, и мне кажется, что эти средства предпочтительно должны инвестироваться в российские активы — с учетом того, что НПФ способствуют формированию долгосрочных инвестиционных ресурсов для российской экономики.


— Что вы думаете об инициативе ограничить право граждан менять НПФ раз в год? Позволит это уменьшить потери при переходах?


— Это позиция некоторых участников рынка. Я думаю, что сейчас проблема уже не такая острая, потому что количество переходов и объем снижается. По итогам 2018 года было в три раза меньше заявлений о смене НПФ. И так же кратно снижается число жалоб. Конечно, недобросовестные посредники на рынке еще есть. Информацию о них мы направляем в правоохранительные органы, а также планируем проводить контрольные закупки, чтобы выявлять случаи мисселинга.


Мне кажется, что многие граждане, которые переводили пенсионные накопления между НПФ, просто не осознавали всех последствий в части риска утраты инвестиционного дохода (в случае досрочного перехода). Поэтому в 2018 году был принят и вступил в силу закон, который обязывает информировать граждан о возможных потерях при смене страховщика по ОПС (ПФР или НПФ). Неважно, где вы напишете заявление о досрочном переходе — в отделении ПФР или онлайн. Вас обязательно должны проинформировать о начисленном инвестиционном доходе и возможных потерях при досрочном переходе. Кроме того, фонд, в котором находятся ваши накопления, получит информацию о том, что вы планируете перевести пенсионные накопления. Уверяю, он будет стараться, чтобы удержать своих клиентов, разъясняя им подробно все права и обязанности.

«У рынка нет драйверов для роста»

— Все давно обсуждают консолидацию на рынке негосударственных пенсионных фондов. Сейчас на рынке осталось 49 НПФ. Будет ли сокращаться их число и дальше?

— Это общий тренд для многих сегментов нашего финансового рынка. В такой ситуации складывается ощущение, что рынок перестал развиваться. Вместе с тем снижение числа НПФ сейчас происходит в основном за счет добровольной сдачи лицензий и объединения НПФ, входящих в одни и те же группы. Хотя еще несколько лет назад многие НПФ и управляющие компании покидали рынок, потому что допускали серьезные нарушения и лишались лицензий. Необходимо отметить, что снижение числа участников происходит на фоне положительной динамики стоимости активов коллективных инвесторов и значительного улучшения качества инвестиционных портфелей.

Проблема рынка сейчас в том, что у него нет очевидных драйверов для роста. Поэтому небольшим НПФ очень сложно выживать. Значит, процесс объединения фондов, скорее всего, будет продолжаться.

— Вопрос в том, что это даст их клиентам? Сейчас значительная часть пенсионных фондов аффилирована с госбанками. Можно ли говорить, что в целом НПФ стали более надежными и устойчивыми?

— Любой крупный и надежный акционер всегда плюс для финансовой организации. Рейтинговые агентства положительно воспринимают в том числе и наличие у компании сильного бенефициара, способного оказать поддержку. Но наличие сильного акционера у НПФ не главное. Фонд должен быть устойчивым независимо от этого. Прежде всего за счет надлежащего качества и структуры активов, в которые вложены деньги клиентов, необходимых финансовых резервов и участия в системе гарантирования пенсионных накоплений, если мы говорим про ОПС. Это и должно вселять в клиентов уверенность.

— А как вы оцениваете перспективы добровольных пенсионных программ? Несколько лет назад фонды начали предлагать индивидуальные пенсионные планы.

— Мы видим, что у крупных участников продажи индивидуальных пенсионных продуктов по НПО растут, но пока не наблюдается такого роста, как, скажем, в свое время у ИСЖ. Во многом это связано со сложившейся исторической практикой (НПО традиционно развивалось в основном вокруг корпоративных программ работодателя), а также ограниченными возможностями НПФ: они в отличие от тех же страховщиков не могут платить слишком высокие комиссии агентам.

Возможно, ситуация начнет меняться, если будут введены дополнительные налоговые льготы, о чем в последнее время говорят участники рынка НПО. Например, будет увеличен размер вычета по НДФЛ для физических лиц — вкладчиков НПФ. Мы получаем такие предложения от участников рынка.

Также совместно с Минфином сейчас обсуждается введение системы гарантирования в отношении НПО по аналогии с гарантированием пенсионных накоплений. Мы считаем, что в систему гарантирования должны быть включены все средства, которые учитываются на личном счете будущего пенсионера, независимо от того, идет ли речь о солидарной пенсионной схеме или нет.


Беседовал Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

0
Другие новости

Это может то, что вы искали



Комментарии для сайта Cackle